Интервью руководителя Следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Кировской области Ахметшина А.С. порталу Свойкировский. рф

29 Мая 14:02

Айрат Саетович, до приезда в Киров вы 18 лет служили в Казани, прошли путь от следователя прокуратуры до заместителя руководителя СУ СК по Республике Татарстан. И вот уже год вы возглавляете кировское управление Следственного комитета. Сильно ли криминальная обстановка в Кировской области отличается от ситуации в Татарстане?

- Отличается, и достаточно сильно. Казалось бы, оба региона находятся в Приволжском федеральном округе и в непосредственной близости друг от друга, однако менталитет, экономическое положение и численность населения отличаются, а потому и криминогенная обстановка в субъектах разная. В Татарстане больше громких коррупционных дел и дел экономической направленности. В Кировской области превалируют криминальные истории, которые касаются, например, врачебных ошибок, невыплаты зарплаты, преступлений в отношении несовершеннолетних. Хотя за минувший год в Кировской области был хороший показатель по коррупционным делам, но всё же коррупцию в России мы ещё не искоренили.

А вообще на Вятке люди очень справедливые, честные, ратующие за правду, что не может не влиять на состояние преступности, в том числе и коллектив следственного управления отличается особой честностью. Проработав уже год в Кировской области, я с уверенностью могу сказать, что уверен в своих сотрудниках, и в том, что они никогда не будут замешаны в какие-то коррупционных историях.

Вы приехали в Кировскую область в период смены региональной власти. Стояла ли перед вами задача проверить законность работы прежних руководителей региона? Участвовали ли кировские следователи в расследовании дела Никиты Белых?

- Задачи проверить работу бывших членов областного правительства не было. Уголовное дело по факту получения взятки Белых находилось в производстве сотрудников Главного следственного управления СК России, они и занимались расследованием. Я вступил в новую должность в марте 2017 года по плановой ротации, когда в регионе уже была новая правительственная команда губернатора Кировской области Игоря Васильева. На мой взгляд, это, безусловно, эффективная команда, где работают настоящие профессионалы.

Ваша супруга работала судьёй Верховного суда Республики Татарстан. Высокая должность. Как она восприняла ваше решение переехать в Киров?

- Ещё до получения предложения возглавить следственное управление в Кировской области я понимал, что для профессионального роста возможен переезд в другой регион России. Супруга к этому отнеслась с пониманием, ведь достаточно сложно сохранить семью, если живёшь в разных городах. Так что мы сразу переехали вместе, только дочке пришлось остаться в Казани из-за учёбы в университете.

А вообще работать на новом месте - это всегда интересно: новый жизненный опыт, развитие. И хорошо, что здесь я никого не знаю, нет никакого конфликта интересов. То есть когда возбуждаются уголовные дела и курируется ход расследования, у меня нет абсолютно никакой заинтересованности, всё предельно объективно. Потому что за 18 лет работы в Казани мне приходилось сталкиваться с тем, что фигурантами уголовных дел становились мои знакомые, хоть и довольно дальние, со школьной скамьи. Тогда уголовные дела передавались в производство другим сотрудникам.

Самым громким за минувший год вашей работы стало дело Александра Плотникова или, как его ещё называют, дело о «КамАЗах». Вокруг него много слухов и домыслов. Как обстоят дела на самом деле?

- Ситуация по «КамАЗам» «назрела» как раз к моему приходу, но до этого момента уже имелись оперативные наработки. Через пару недель после моего назначения к нам поступили оперативные материалы, мы организовали доследственную проверку и установили предварительные обстоятельства, в которых были явные признаки преступления. В итоге были возбуждены уголовные дела. Одно из них - по факту организации преступного сообщества и участия в нём. Это серьёзная статья, предусматривающая наказание вплоть до пожизненного лишения свободы.

А что такое преступное сообщество? Это сообщество, в котором есть чёткое распределение ролей, где каждый понимает, за что отвечает, знает, куда идут финансовые потоки и за что платится, в том числе и при подкупе должностных лиц.

Второе уголовное дело возбуждено по факту мошенничества при реализации транспортных средств запрещённого экологического класса. За счёт незаконной постановки на учёт этих «КамАЗов» только в Кировской области предварительный ущерб составляет порядка 990 млн рублей.

К тому же подозреваемые причинили экологический вред государству – продажа автомобилей со вторым экологическим классом с целью эксплуатации на внутреннем рынке России запрещена. Такие грузовики изготавливаются заводом для стран, где нет ограничений по экологическому классу. Афера как раз и состоит в разнице цен на машины 2-го и 4-го классов. Техника второго класса ставилась на учёт в УГИБДД по Кировской области как четвёртый класс и затем реализовывалась.

По предварительным данным, это происходило не только в Кировской области. Сейчас в этой преступной схеме в рамках уголовного дела разбираются также наши удмуртские коллеги, и ещё в нескольких регионах проходят оперативно-розыскные мероприятия. По нашему уголовному делу уже имеется большое количество фигурантов, в том числе и бывшие подчинённые Александра Плотникова, и бизнесмены из Татарстана.

Александр Плотников настаивает, что он не знал о существовании сообщества, что он человек подчинённый и выполнял приказ «сверху». Выше Плотникова был только начальник регионального УМВД Сергей Солодовников. Он проходит по этому делу?

- Самое лёгкое, что человек может сказать в подобной ситуации: «Я не виноват, у меня был приказ». Но именно Плотников был начальником УГИБДД, и всё, что касается регистрации транспортных средств, было в его ведении. Однако мы всё равно в рамках проведения объективного и качественного расследования заявление Плотникова проверили. Солодовников был допрошен в качестве свидетеля по уголовному делу, между ним и Плотниковым была проведена очная ставка. В итоге было установлено, что кроме слов Плотникова других доказательств того, что Солодовников был участником преступного сообщества, нет. Зато в материалах дела имеются доказательства причастности именно Плотникова и его осведомлённости о незаконности совершённых действий. Были и письма, и распоряжения за его подписью, где чётко было указано - ставить эти машины на учёт.

После пожара в торговом центре в Кемерово заговорили о необходимости чаще проверять малый и средний бизнес на предмет различных нарушений. Как вы относитесь к этой идее?

- Контроль должен быть серьёзный за всеми, не только за малым бизнесом.

К примеру, сейчас в производстве наших следователей находится уголовное дело по факту ненадлежащего строительства домов в слободе Новое Сергеево. Люди купили квартиры, делают там ремонт и уже собираются заселяться. А мы в рамках расследования дела получили заключение строительной экспертизы, согласно которому дома не безопасны для эксплуатации.

Сейчас мы направили письмо в администрацию города с предложением создать рабочую группу, которая повторно исследует эти дома. Возможно, удастся провести ряд дополнительных строительных работ, чтобы обезопасить людей.

Почему так вышло? Существуют явные пробелы в законодательстве. Строительство домов, не превышающих три этажа, не контролируется надзорными органами и органами местного самоуправления. По предварительной информации, инженерно-геологические работы были проведены в недостаточном объёме.

Кто-то будет за это наказан?

- Сейчас мы проводим доследственную проверку в отношении должностных лиц, выясняем, при каких обстоятельствах они подписали необходимые документы. Если в их действиях будет обнаружен состав преступления, мы незамедлительно возбудим уголовное дело.

На ваш взгляд, как это должно быть организовано?

- Мы прорабатываем вопрос о том, чтобы Законодательное собрание Кировской области инициировало изменения в федеральном законодательстве, которые касаются обязательного контроля за строительством домов. Потому что эта проблема общая для всей страны. Мы хотим добиться, чтобы при строительстве дома любой этажности, а не только выше трёх этажей, должностные лица могли осуществлять контроль за объектом.

Проблемы существуют и в индивидуальных жилых домах. В Кировской области достаточно часто происходят пожары в частных домовладениях, гибнут люди. При проведении проверки выясняется, что причиной стало короткое замыкание, а провода изначально вместо нормального безопасного соединения были просто скручены. Если бы контролирующие органы имели право на проведение проверок в таких домах и добивались устранения нарушений, возможно, человеческие жизни были бы спасены. Ведь что может быть ценнее человеческой жизни?

Ваше ведомство сейчас продолжает расследование дела о падении башенного крана на улице МОПРа областного центра. Пока по делу задержан лишь эксперт, давший разрешение на эксплуатацию крана. Есть ли по делу ещё подозреваемые?

- Мы продолжаем серьёзно разбираться в этом деле. Эксперту ООО «Кран Сервис» уже предъявлено обвинение, избрана мера пресечения. Кроме того, имеются вопросы и к работе Ростехнадзора. Сейчас в рамках расследования уголовного дела назначена дополнительная судебно-техническая экспертиза. Когда её результаты станут известны, возможно, число подозреваемых увеличится.

Ваш предшественник Григорий Житенев не раз высказывал свою позицию относительно открытого в Кирове бэби-бокса, которая кардинально отличалась от позиции прокуратуры. Он считал, что это возможность сохранить жизнь новорождённому, а прокуратура настаивала, что брошенными детьми могут заниматься лишь органы опеки. Какова ваша позиция?

- Я полностью согласен с позицией Григория Яковлевича: бэби-бокс нужен. Такова позиция и Следственного комитета России. Мы уверены, что если бэби-бокс спасёт хоть одну человеческую жизнь, это будет больше всех наших потуг по раскрытию ужасных дел, когда матери выбрасывают своих новорождённых детей. И я знаю, о чём говорю.

В моей практике был случай, когда женщина, решив отказаться от ребёнка, положила его в сумку и повесила её на улице, потому что не знала, куда нести. И малыш замёрз. В Кирове тоже есть подобные дела. Сейчас мы ищем женщину, которая выбросила ребёнка в мусорный контейнер. Это же ужасно! Мне известны ситуации, когда бэби-бокс спас три детские жизни.

Одна показательная история была в Набережных Челнах. У бэби-бокса была установлена камера, которая зафиксировала, как подъехала женщина на дорогой машине, в хорошей одежде, подошла к боксу, положила в него ребёнка и записку, в которой написала дату рождения, вес, рост, сделанные прививки и отказ. Думаю, что раз обеспеченная женщина пошла на этот шаг, значит, она была к этому готова, и никакие уговоры не изменили бы её решения.

Как только ребёнок оказался в бэби-боксе, сработала система оповещения, за малышкой сразу пришли, забрали её, оформили. Так представляете, желающих забрать её в семью было 600 человек! И сейчас ребёнок живёт в семье, у него всё хорошо. Стоит ли жизнь этой девочки всех этих разговоров и домыслов? Жизнь – бесценна. Другие ведомства могут иметь противоположные мнения, но я считаю, что бэби-боксы должны быть. И очень жаль, что в Кирове его закрыли. Я обязательно вернусь к этому вопросу.

Во время вашей работы кировский Следком наконец переехал в новое здание. Как вам здесь?

- Да, мы переехали в новое современное здание в ноябре 2017 года. Работать, конечно, стало комфортнее. К нашему профессиональному празднику, 25 июля, мы планируем открыть музей в здании управления. Сейчас прорабатываем вопросы благоустройства прилегающей территории: хотим разбить небольшой палисадник вдоль улицы Ленина, посадим туи, сделаем цветники.

Помимо смены адреса, какие изменения произошли за минувший год в СУ СК по Кировской области?

- За 2017 год, благодаря напряжённой и ответственной работе всех сотрудников, следственное управление по Кировской области в рейтинге всех управлений по субъектам России заняло почётное первое место. Первые среди 89 следственных управлений – это результат. Но мы без эйфории, засучив рукава, начали также усиленно работать и в 2018 году.

Основное, чего мне удалось добиться, – уменьшить нагрузку на следователя по числу доследственных проверок. Эту идею я реализовал ещё в период моей работы в Татарстане.

Для этого мы всего лишь пересмотрели вопрос возбуждаемости уголовных дел. Раньше многие доследственные проверки длились до 30 суток, и только после этого возбуждалось уголовное дело. Затем с момента возбуждения наступал новый срок, который длится как минимум два месяца. При этом надо понимать, что в рамках уголовного дела можно провести следственные действия и назначить экспертизы, которые в доследственный период провести нельзя. А сейчас, если в сообщении содержатся признаки состава преступления, мы незамедлительно возбуждаем уголовное дело и проводим качественное расследование. Таким образом, мы стараемся не только в минимальный срок расследовать уголовное дело и добиться привлечения виновных к уголовной ответственности, но и уменьшить тем самым нагрузку на следователя в части доследственных проверок. Удельный вес возбуждённых уголовных дел у нас увеличился с 20% до 40%.

А разве то, что уголовных дел стало больше, - это хороший показатель?

- Показатель хороший. Правда, мы и прекращать уголовных дел стали больше, но это часть нашей работы. Зато теперь мы получили возможность устанавливать все обстоятельства произошедшего в более короткие сроки. Как часто говорит Председатель Следственного комитета России Александр Иванович Бастрыкин, мы – Следственный комитет, а не доследственный, поэтому наша задача - провести полноценное, тщательное расследование.

В последнее время в разных СМИ можно встретить публикации, которые предвещают возможное слияние Следственного комитета и прокуратуры, а то и вовсе следственных отделов УМВД, ФСБ и СК. Как можете прокомментировать подобные перспективы?

- Я считаю, что это домыслы. В настоящее время речи о реформировании не идёт. Следственный комитет Российской Федерации – это самостоятельный следственный орган, который не раз уже доказал свою эффективность. Освобождение из-под прокурорского надзора, которое произошло в 2007 году, придало следственным органам большую независимость и принципиальность.

Сейчас Следственный комитет успешно доводит до суда громкие коррупционные и налоговые преступления, уголовные дела, связанные с врачебными ошибками. Мы раскрываем преступления прошлых лет, возбуждаем и расследуем уголовные дела в отношении лиц, имеющих особый правовой статус. Зачастую мы выходим с инициативой и ходатайствуем перед прокуратурой о расследовании уголовных дел, не относящихся напрямую к нашей подследственности. Всё это мы делаем для наших жителей. Я систематически провожу приём граждан в аппарате следственного управления и выезжаю в следственные отделы по области. Я всегда готов выслушать людей с их проблемами и вопросами, приложить все силы для оказания помощи. Надеюсь, что мы сумели завоевать доверие кировчан и показать ответственность и эффективность в своей работе.